vladimir_mr (vladimir_mr) wrote,
vladimir_mr
vladimir_mr

Кутурчин, декабрь 2012

Как сказал бы С.Ш.: «А щас будет злая и матерая соляга!».
Но я попытаюсь и рассуждать о смыслах одиночных пеших мероприятий…
Итак, 11 декабря в великий международный праздник - День гор, двинул я на Кутурчинское.






Утро буднего дня, отпуск, зима. За Камарчагой на трассе градусник опускался за минус 30. Снежный туман летит в лобовое стекло, в динамиках наигрывает старый добрый тяжеляк. Дорога от деревни к деревне с веселыми поворотами держит в приподнятом и азартном настроении. Уже совсем светло, когда я приезжаю в Кутурчин, заглядываю поздороваться к добрым местным жителям, передаю им гостинцы и немного топлива.


Они говорят, что дорога на перевал прокатана идеально и я ни минуты не сомневаясь топлю по ней на переднем приводе, приходя в восторг от того факта, что не надо топать пешком лишние 9 километров. Экономия времени – часа 2. В основной перевальный подъём буксую сначала передом, а потом и при попытках въехать задом. Задом забираюсь на 50 метров дальше в подъём, чем передом. С чувством выполненного долга закапываю машину боком к краю колеи и иду дальше пешком с лыжами на рюкзаке. Перед выходом спешно перебрал вещи – обнаружил, что забыл налобный фонарь, крепко подумал и решил использовать в качестве лагерного фонаря диодник в навигаторе. Он не удобен, однако в моей ситуации - надежда.
Да, странная идея пойти в поход в одиночку. Нет, вы не подумайте, что я такой вот урюк-отшельник и решил теперь ходить один. На самом деле, считаю себя довольно социальным существом, просто должен узнать, каково это – ходить соло. Пусть в данном случае это будет на примере «пробежки» в таежный район с одной ночевкой.
К вершине перевала сугробы по краям дороги уже раза в 3 выше, чем в долине. Надев лыжи, углубляюсь в сказочный лес. Он просто бесподобен! И как только держатся эти внушительные шапки снега на ветвях? Троплю-троплю-троплю, как мне кажется, кучу времени, незаметно проходит несколько часов.






Довольно быстро дохожу до того места, где по неопытности в пошлом году увел Димонстера на возвышение рельефа – пупырь, смеюсь про себя, что так и не научился хорошо траверсировать склоны – постоянно меня тянет наверх. Вечереет. Лес редеет и все больше попадается проплешин, усеянных курумником.




Памятуя о забытом фонаре, я спешно ставлю лагерь в уютном месте под разлапистым кедром. Быстро темнеет, Поднимается ветер, заставляя переодеться в теплую куртку. Бензиновый примус горит не эффективно и я использую топливо для розжига костра – огонь моментально охватывает сучья, жизнь сразу приобретает краски: светло, тепло, еда готовится, горячий чай в кружке. В какой-то момент, подкладывая очередную сушину в костер, вдруг осознаю, что я тут совсем один. То есть ВООБЩЕ один. В этом было что-то определенно новое, доселе не изведанное, похожее на брошенный вызов суровым условиям. Такой… не большой, тихий, но всё же свежий и холодный вызов. И остается очень мало важных вещей. И остается мало мыслей, которые в обычной жизни наперебой атакуют нашу голову.
Залажу в палатку при свете фонаря, встроенного в навигатор, там ставлю газовую горелку и топлю снег для термоса на завтра. Когда горелка работает внутри палатки, то можно позволить себе сидеть в одном термобелье. Газ на морозе горит плохо, иногда приходится греть баллон руками.
Ветер снаружи шелестит тентом палатки, кидает на него снежную крупу, теребит целлофановые пакеты. В сочетании с воспоминанием об уведенных мной свежих следах какой-то крупной зверюги, все эти звуки создают неблагоприятную психологическую составляющую. Кажется, что сейчас кролем в сугробах приплывет медвед-шатун и спросит с меня за всё. Гоню все мысли прочь и засыпаю в теплом пуховом спальнике, который внутри оказывается настолько просторным, что можно без проблем переодеваться.
Обычно в зимних походах утра я жду больше всего на свете потому, что спать глубоко все равно не получается: в некоторые части холод умудряется проникать – начинаешь ворочаться, либо конденсат с палатки упадет прямо на лицо , что весьма бодрит. Получается, что за ночь проваливаешься в сон раза 2-3, остальное – весьма поверхностный дрём. Радуюсь, наконец, увидев на часах 7:00, готовлю еду, топлю снег на чай и выхожу, когда свет позволяет уже увидеть рельеф под лыжами. Утро здесь - это самое замечательное время на свете. Это время действия, а не глупого ожидания и вынужденного сна. Время не пассивного обогрева тела – ты двигаешься, согреваешься и чувствуешь себя живым во всех этих суровых, зимних, и, одновременно, таких прекрасных горах. Это то, ради чего меня сюда тянет снова, не смотря на ветер, снег, постоянный жесткий минус. На утро второго дня чувствуешь себя «своим» человеком среди этих куруменных насыпей, гигантских сугробов и зверюги точно не страшны.













Подъёмы становятся круче, и я делаю много траверсов вверх. Тепло медленно, но верно вливается во всё тело, доходит до кистей и стоп. Переодеваюсь в легкую куртку и выхожу к скалам. Ветер здесь довольно сильный. Одного взгляда на вершину мне достаточно, чтобы принять решение о том, что делать там нечего: сегодня она представляет собой облако из снежной пыли. Делаю несколько кадров с любимыми скалами и гуляю по плоской части тундры, оставив лыжи на краю плато.








Одна из скальных стенок привлекает мое внимание, и я иду до нее. Оказывается, она вовсе не близко и не такая низкая: трачу минут 15 на путь в одну сторону. Около скалы большое укрытие из твердого фирна. Прячусь от ветра и пью чай. Еще несколько кадров и аккумулятор садится: все они теряют эффективность на морозе.




Тундровая природа плато всегда отличалось от всего, что видел ниже. Здесь свои пейзажи и своя погода, буквально в 1 километре от косматой и теплой тайги.
Выхожу назад к лыжам в 12:12 (12.12.12) с трудом угадывая задутые следы. Вершину оставим на следующий раз. Путь вниз быстр и весел, лыжня накатана, спуск довольно крут, остается не падать и любоваться сказочной зимой. Отогреваю батарею в перчатке и делаю еще несколько снимков.




Вот тут можно рассмотреть 2 пути: один - подъём, второй – спуск.))




Спуск столь увлекателен, что я чуть не пролетаю мимо палатки, уютно укрытой кедром.





Собираю вещи и немного жалею, что надо уходить: после обеда ветер стихает, небо совсем разъяснило, и, похоже, вершина открылась. Выход с плато до машины занимает 4,5 часа со сбором вещей, учитывая, что скорость спуска с перевала на лесных лыжах иногда не совместима с вертикальным положением тела – приходится тормозить всем, чем только можно.
И уже скоро, сидя в машине, я несусь по ночной заснеженной трассе, думая о городе и доме, и планируя новые приключения. )

Tags: Кутурчин, мысли вслух, поход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments